Вступить в ассоциацию

Выращенные в лаборатории бриллианты против добытых драгоценных камней

04.08.2021
144
Выращенные в лаборатории бриллианты против добытых драгоценных камней

Пока алмазодобывающая отрасль прилагает все усилия, чтобы «стереть кровь» с алмазов, мы изучаем факторы, влияющие на выбор между природными и выращенными в лаборатории камнями.

Автор: Франческа Фирон (Francesca Fearon)

(thenationalnews.com) - Датская компания Pandora, которая производит больше ювелирных изделий, чем любая другая в мире, в основном недорогих, объявила в мае, что больше не будет продавать добытые из недр бриллианты и вместо этого перейдет на камни исключительно лабораторного производства.

«Они являются таким же символом как инноваций и прогресса, так и непреходящей красоты, и служат свидетельством нашей постоянной и амбициозной программы устойчивого развития», - сказал генеральный директор Александр Лачик (Alexander Lacik), объявивший о запуске линейки ювелирных украшений Brilliance (Великолепие) компании Pandora с выращенными в лаборатории бриллиантами.

Лачик сказал BBC, что это изменение было частью более широкой инициативы Pandora в области устойчивого развития, потому что «это правильный поступок».

Достижения в области технологий означают, что «мы можем предлагать ювелирные изделия с бриллиантами по доступным ценам, и мы знаем, что потребители проявляют интерес к лабораторным алмазам, и мы также ожидаем, что рынок будет расти», - сказал изданию The National Йохан Мельхиор (Johan Melchior), директор по внешним связям компании Pandora.

Он утверждает, что запуск Brilliance «является шагом к созданию ювелирных изделий с низким углеродным следом». Мы наблюдаем повышенный интерес, особенно среди молодого поколения, к более ответственным и экологически безопасным покупкам, а наши бриллианты, созданные в лаборатории, сертифицированы как углеродно-нейтральные».

«Ложное и вводящее в заблуждение утверждение»

Однако алмазная отрасль недовольна заявлениями Pandora, и ведущие отраслевые организации быстро дали отпор, возражая против «ложного и вводящего в заблуждение утверждения» в заявлении Pandora, «в котором выращенные в лаборатории бриллианты позиционируются как этический выбор по сравнению с природными бриллиантами».

Организации, в число которых входят Совет по природным алмазам (Natural Diamond Council, NDC), Всемирная ювелирная конфедерация (World Jewellery Confederation, CIBJO), Всемирный алмазный совет (World Diamond Council, WDC) и Совет по ответственной практике в ювелирном бизнесе (Responsible Jewellery Council, RJC), совместно заявили, что в алмазной отрасли работают десятки миллионов человек во всем мире, и доходы и благосостояние многих людей в развивающихся странах зависят от добычи алмазов.

Группа признала решение Pandora продавать выращенные в лаборатории бриллианты как позитивное развитие алмазной отрасли, но предупреждает, что «потенциально ложные и вводящие в заблуждение утверждения могут снизить доверие потребителей ко всем категориям и создать путаницу, которая пагубно сказывается на отрасли в целом».

В своем последнем отчете за 2019 год консалтинговая компания Bain & Company оценила отрасль в $80 млрд. Однако 20 лет назад она находилась в кризисе. Фильм 2006 года «Кровавый алмаз» (Blood Diamond) с Леонардо Ди Каприо (Leonardo DiCaprio) в главной роли повысил осведомленность о том, что некоторые алмазы запятнаны кровью из-за конфликтов.

Однако схема сертификации для предотвращения попадания «конфликтных алмазов» на основной рынок алмазов, называемая Кимберлийским процессом (Kimberley Process, КР), была введена в 2003 году. В 2019 году процесс был усовершенствован, став отслеживать и сертифицировать алмазы и бриллианты от рудника до кольца на пальце.

«Активная защита уязвимых видов»

Новая система, как говорит Ралука Ангель (Raluca Anghel), глава отдела внешних связей NDC, «устанавливает стандарты по борьбе с отмыванием денег, коррупцией и по защите прав человека и трудовых прав для всей отрасли».

Несмотря на то, что проблема устойчивого развития находит большой отклик у покупателей из поколения миллениалов, добыча алмазов, несомненно, имеет сомнительную историю, которая изменилась в значительной мере.

В отрасли доминируют несколько крупных алмазодобывающих компаний, входящих в NDC, которые контролируют 75 процентов мировой добычи алмазов на четырех континентах и ​​предлагают прозрачную цепочку поставок. В них работает свыше 77 000 человек, которые зависят от нашей любви к алмазам и бриллиантам, и зарабатывают на 66 процентов больше, чем в среднем по стране, что приносит пользу их местной экономике на сумму $3,9 млрд. Все это прошло независимую проверку.

Компании инвестируют в хорошие условия жизни и труда; свыше $292 млн инвестировано в бесплатное образование и больницы, и есть даже новый аэропорт в субарктическом регионе в Сибири, где находится рудник Алроса (в ноябре прошлого года от АЛРОСА поступил пурпурно-розовый бриллиант The Spirit of the Rose (Призрак Розы) весом 14,83 карата, проданный Sotheby’s за $26,6 млн).

Если объединить всю площадь воздействия этих алмазных рудников, то получится 840 кв. км, что равно площади Нью-Йорка, однако члены NDC защищают участок земли по площади в три раза больше того, который они используют, и восстанавливают земли, где велась горная добыча, а также сохраняют дикую природу.

Одна из компаний, De Beers, у которой есть рудники в Ботсване, Южной Африке и Намибии, применяет комплексный подход к защите природного мира, который включает 200 000 гектаров земли, подлежащий сохранению на юге Африки.

«[Это] более чем в шесть раз превышает площадь земли, на которой мы работаем во всем мире, - сказал главный бренд-директор De Beers Дэвид Прагер (David Prager) изданию The National. - Это также включает активную охрану исчезающих, находящихся под угрозой исчезновения и уязвимых видов с помощью инновационных программ».

Где бы De Beers ни обнаруживала алмазы, «наша миссия - превратить ограниченный ресурс «под землей» в бесконечные возможности «над землей». Алмазы сыграли важную роль в экономике Южной Африки и Намибии, и наша программа устойчивого развития Building Forever (Строим навсегда) призвана максимально увеличить выгоду, которую алмазы от De Beers могут принести для защиты планеты и улучшения жизни людей», - говорит Прагер.

Рудники De Beers - это совместные предприятия с правительствами соответствующих стран, получающих значительную экспортную выручку, которую эти правительства реинвестируют в развитие на благо местного населения. Точно так же в Ботсване, где работают De Beers и другая алмазодобывающая компания Lucara, алмазы приносят 80 процентов экспортных поступлений страны.

С момента открытия алмазов в 1967 году Ботсвана из одной из беднейших стран Африки превратилась в одну из 10 самых богатых стран Африки. Обе алмазодобывающие компании добились успехов в развитии женского предпринимательства и участия их в руководстве. В компании Lucara 85 процентов руководителей организации составляют женщины, что в новинку для алмазодобывающего мира, а 98 процентов ее сотрудников - местные жители.

«Мы не оставляем после себя города-призраки»

Управляющим директором Lucara Botswana является Насим Лахри (Naseem Lahri), мусульманка монгольского и персидского происхождения, которая перешла из сектора страхования в алмазодобывающую отрасль. «Горное дело очень динамично, и работа всегда увлекательна», - говорит она.

Ее опыт свидетельствует о тех огромных изменениях, которые претерпела горная добыча алмазов. Устойчивые инвестиции в развитие местного населения - это суть достижений Лахри. «Цель состоит в том, чтобы заниматься диверсификацией и гарантировать, что после закрытия рудника местное население вокруг нас может процветать, и мы не оставим после себя города-призраки и деревни-призраки».

Lucara обнаружила несколько самых больших алмазов в истории, в том числе алмаз весом 1 109 каратов под названием Lesedi La Rona (Наш свет), который купил Графф (Graff), а также алмаз Sewelo (Pедкая находка) весом 1 758 каратов, который находится в совместном владении с Louis Vuitton. Неоправленные бриллианты, получившиеся из Sewelo, в настоящее время путешествуют по миру, и Louis Vuitton будет работать над созданием изделий высокого ювелирного искусства по индивидуальным заказам, поступающим от взыскательных клиентов.

Тем временем, для тех, кто считает рудники большими шрамами на поверхности земли, Лахри подчеркивает необходимость проведения постоянного восстановления участков вокруг рудников, хотя средства выделяются на полную реабилитацию земель после того, как рудник будет выработан.

«Больший выбор для потребителей»

Стоимость вполне может быть пятым показателем «С», когда дело доходит до аргумента против выращенных в лаборатории камней по сравнению с природными камнями.

Бриллианты всегда были символом статуса, но они могут быть дорогими, «и у многих людей никогда не будет шанса владеть ими», - говорит Мельхиор из Pandora, который считает, что их цель «не состязаться с алмазодобывающей отраслью, а просто предложить потребителям больший выбор».

Сама De Beers занимается выращенными в лаборатории бриллиантами с помощью своего подразделения Lightbox, которое создает доставляющие удовольствие модные аксессуары.

В число тех, кто использует выращенные в лаборатории бриллианты в ювелирных изделиях, входят такие дизайнеры, как Мария Чавес (Maria Chavez) из Lark & ​​Berry и Матильда Моуринью Феликс (Matilde Mourinho Felix), дочь португальского футбольного менеджера Жозе Моуринью (Jose Mourinho). Swarovski делает такие бриллианты для торговли ювелирными изделиями, но представила результат собственного сотрудничества с Atelier Swarovski с привлечением актрисы Пенелопы Крус (Penelope Cruz).

Lark & ​​Berry получает свои драгоценные камни от Diamond Foundry, находящейся в Калифорнии, крупного игрока на этой арене, а Fiori Jewels привезла в ОАЭ ювелирные украшения с выращенными в лаборатории бриллиантами и продает их в Gold & Diamond Park в Дубае. Damas - самый недавний бренд, заявивший о своем интересе к отрасли искусственных бриллиантов.

Обязательная сертификация выращенных в лаборатории бриллиантов

Невооруженным глазом эти синтетические бриллианты невозможно отличить от природных камней; они идентичны с химической точки зрения и классифицируются с использованием той же системы показателей «4C» - огранка, цвет, чистота и вес в каратах.

Чтобы не ввести потребителей в заблуждение, Геммологический институт Америки (Gemological Institute of America, GIA), который сертифицирует все драгоценные камни, проводит их полную сертификацию, но на каждом драгоценном камне должна быть гравировка «LG», чтобы идентифицировать их как «выращенные в лаборатории».

С помощью системы под названием CVD (химическое осаждение из паровой фазы), в которой используется богатый углеродом газ, можно производить крупные высококачественные алмазы за несколько недель, а не тысячелетий. Однако для синтеза алмазов требуется огромное количество энергии для достижения необходимых высоких температур.

Бόльшая часть мирового объема производства находится в Индии и Китае, где используется энергия на основе угля, что вызывает огромные споры, поскольку приближается конференция по климату COP26, намеченная на ноябрь. Некоторые производства находятся в Европе и Америке, на которых используется сочетание возобновляемых источников энергии и компенсации выбросов углерода с целью удовлетворения требований устойчивости.

Однако Ангель из NDC подчеркивает, что «очень важно, чтобы каждый, кто покупает и продает алмазы и бриллианты, располагал фактами [подтвержденными третьей стороной], о которых следует честно сообщать».

Очарование природных бриллиантов

В то время как объективный аспект выращенных в лаборатории бриллиантов привлекает некоторых потребителей, все еще опасающихся «кровавых» алмазов, других не может не привлекать их «подлинность». Природные алмазы и бриллианты имеют историю в миллиарды лет, и лишь немногие из них все еще формируются, если такое и происходит, что дает им мистическое и сентиментальное преимущество перед искусственными камнями.

Ливанский ювелирный дизайнер Гаэль Хоури (Gaelle Khouri) говорит, что считает выращенные в лаборатории бриллианты «потрясающим изобретением», но, несмотря на соблазн, недостатком может быть их изобилие, что означает, что их стоимость со временем обесценивается.

По ее словам, природные бриллианты имеют притягательную силу.

«Я думаю, что есть что-то внутренне привлекательное в вещах, происходящих из недр Земли. Возможно, это неизвестный фактор, стоящий за тайной создания, который делает вещи из недр Земли, такие как природные драгоценные камни, столь желанными».

Источник: Rough and Polished