Ювелирная отрасль нуждается в послаблении контроля
Вступить в ассоциацию

Ювелирная отрасль нуждается в послаблении контроля

16.11.2023
77
Ювелирная отрасль нуждается в послаблении контроля

Подзаконные акты – страшная вещь. Они за предпринимателя решают, как ему вести свой бизнес. В самых мелких деталях решают, во всех мелочах. Закон в сфере ДМДК у нас один, а подзаконных актов - сотни. По сути, принимаемые в глубинах ведомст, эти подзаконные акты сродне понятиям. Понятиям отраслевых регулятора и контрольно-надзорного органа о том, как и что должно быть, изложенным в многочисленных подзаконных актах. Их великое множество, и они все время плодятся. К этому все привыкли, но это несет большой вред, т.к. регулятор, вмешиваясь в хозяйственную деятельность субъектов рынка с частной собственностью, «причесывая» их под единый для осуществления контроля стандарт, тем самым не позволяет оптимизировать хозяйственную деятельность предприятий для достижения максимальной эффективности. Той самой эффективности, о необходимости достижения которой говорил на недавних парламентских слушаниях в Госдуме Первый вице-премьер Андрей Белоусов. О каком повышении эффективности хозяйствующего субъекта может идти речь, если для его бизнеса все время растет административная нагрузка?

Мы даже не замечаем искаженного толкования русского языка: если читать КоАП и УК РФ, то там активно применяется термин «незаконное», т.е. действие в нарушение закона, но в нашей сфере подразумевается – в нарушение закона и подзаконных актов всех уровней. Государство в сфере ДМДК все детализировало до мелочей!

Ассоциация «Гильдия ювелиров России» неоднократно пыталась призывать регулятор четко разграничить – что именно в сфере ДМДК является реальными интересами государства, а что – находится лишь в интересах развития отраслевого ведомства. Ни в Минфине, ни в Федеральной пробирной палате нет штатных геммологов, материаловедов, литейщиков, штамповщиков и прочих специалистов, занятых на предприятиях сферы ДМДК. В этих ведомствах работают преимущественно юристы. Но как же тогда разрабатываются в них отраслевые нормы, часто являющиеся фактически технологическими решениями?

Можно предвидеть возражения регулятора и контролера – есть там такие специалисты. Хорошо, пусть есть. Но мы же понимаем, что наилучший результат рождается в рамках конкуренции, в том числе – и конкуренции идей, подходов. Так есть ли уверенность, что в недрах рассматриваемых ведомств трудятся самые креативные и талантливые коммерсанты, управленцы производствами и инженеры? И что их решения – лучшие?

Сегодня стране нужно как можно больше налогов. Известно, что налоговую массу можно увеличивать двумя способами – ростом налоговой нагрузки на имеющийся бизнес или созданием условий, при которых будет расти налогооблагаемая масса участников рынка. Такая уж у нас ментальность, что мы не верим в добропорядочность бизнеса. Бизнес платит государству только «из-под палки». Лучшие инструменты здесь – запреты, ограничения и самый жесткий контроль. Так что злополучный 47-ФЗ – логичный для нашего мировоззрения документ… С позиции ведомственной логики.

Мы уже привыкли к тому, что если что-то в сфере ДМДК и разрешается, то только потому, что от такого разрешения ничего не изменится или работать такое разрешение реально не будет. Примеров тому множество. Например, разрешение не ставить пробирное клеймо на ювелирные изделия, направляемые на экспорт, но – при условии проставления на них DM‑кода. Когда поступило предложение не делать никаких отметин на экспортируемые ювелирные изделия (санкции же, их даже дружественные партнеры боятся), включилась маленькая хитрость – хорошо, заменим российское государственное пробирное клеймо на информационную маркировку российского «Гознака». Вот только пояснить суть этой маркировки было уже некогда…

А как изящно решили вопрос с разрешением розничной продажи «других» изделий из серебра без постановки на спецучет и применения ГИИС ДМДК – прописали такую возможность только для «торговых сетей»! Типа «АШАН», или «Х5 ритейл групп» тоже будет можно? Как решения будут приниматься – по размеру этих торговых сетей или еще по каким параметрам? А вот магазинчикам маленьким – им по-прежнему через ГИИС разрешено будет изделиями из серебра торговать, только через ГИИС…

Мы понимаем, что мнение «на самом верху» формируется на основании той информации, которая подается «наверх» от уполномоченного органа. В кризисный период нет времени на перепроверку – раз рассказали, как обстоят дела, значит, так они и обстоят. Но вот читаем «Российскую газету», интервью одного из депутатов Госдумы о ситуации на российском ювелирном рынке: «Ежегодно нелегальный оборот ювелирных изделий на отечественном рынке составляет порядка 50 млрд рублей в год. Введение новых клейм, которые будут сложнее подделать, позволит снизить объем контрафактной продукции на рынке». Неужели правда, порядка 17% ювелирных изделий на нашем рынке – контрафактные?

Да нет, уверяет другой депутат Госдумы, гораздо больше у нас на рынке нелегальной ювелирной продукции. «А то пока, по оценкам министерства финансов, легальный оборот в этой индустрии составляет примерно 6 миллиардов рублей в год, а нелегальный -–порядка 50, в несколько раз больше». Ого! Оказывается, нелегальный оборот составляет не 17% от легального, а в 8,3 раза больше легального!

Ну как после таких заявлений не озаботиться государству ужесточением контроля? Ювелиры же жулики все, за ними глаз да глаз нужен… Так что же, на основе вот такой «информации» и принимаются отраслевым регулятором управленческие решения? Интересно, ссылка депутата на Минфин России не вызвала у регулятора желания заставить газету опубликовать опровержение?

Впрочем, зачем – в той же статье депутат уточняет главную цель введения маркировки: «Введение новых клейм может стать стимулом внедрения новых сборов или увеличения стоимости маркировки. Таким образом, государство привлечет в бюджет дополнительные средства, которые могут быть направлены на развитие отрасли или решение других социальных задач». А, теперь понятно: маркировка – это просто повод для привлечения в бюджет дополнительных средств. О чем бы ни говорили, все равно всегда речь идет о деньгах.

Тогда и все прочие управленческие меры выглядят логично. Например, критерии отнесения объектов федерального государственного пробирного надзора к определенной категории риска. Очень объемный документ. Как в школе на ЕГЭ, балльная система. Только наоборот: наберешь избыток баллов – придет к тебе внеплановая проверка, штрафом накажут. Опять же, привлечения в бюджет дополнительных средств. Вот только не законом введены эти нормы – вся конкретика документа размещена в Приложении № 1 к «Положению о федеральном государственном пробирном надзоре», утвержденном, в свою очередь, Постановлением Правительства РФ от 25 июня 2021 г. № 1015 «О федеральном государственном пробирном надзоре». С постоянным внесением дополнений. Т.е. вся сфера ДМДК должна соблюдать подзаконный нормативный акт 4-го уровня. И несоблюдения этого акта наказываются повышением уровня риска, последующими проверками и наверняка – штрафами. Интересно, какой приток средств в бюджет обеспечивает этот документ? И какую пользу приносит он фактическому развитию сферы ДМДК в России, насколько повышает эффективность хозяйственной деятельности субъектов, способствует росту производительности труда?

А о каких рисках идет речь в документе? Любопытно, что в очень объемистом документе этому вопросу посвящена одна строка – «7. Федеральная пробирная палата осуществляет федеральный государственный пробирный надзор с применением критериев отнесения объектов надзора к категориям риска причинения вреда (ущерба)». Оказывается, это риски причинения вреда (ущерба). Кому? Какого вреда? Разъяснения нет. Как будто речь идет не об обороте безобидных ювелирных изделий, а об обороте очевидно опасных для общества наркотиков или оружия.

Вероятно, имеются в виду риски недоимок налогов у легальных участников рынка (нелегальные налогов не платят вовсе). Недоимки – это плохо государству, но, когда легально становится работать невмоготу, появляются другие риски – перехода части игроков на нелегальный рынок. Конечно, этот нелегальный оборот не столь велик, как заявляют депутаты, но он есть. Где обитают такие нелегалы, знают все – и регулятор, и участники рынка, и покупатели нелегальной продукции. Но к ним никакие риски ФПП не применимы – ведь они «клиенты» не ФПП, а МВД и ФСБ.

И, как ни странно, реальный риск несет свободная продажа слитков золота и бриллиантов физическим лицам без НДС. Разницу между объемом фактических продаж золота без НДС физическим лицам и скромным потенциалом граждан покупать драгоценный металл у нас лукаво назвали «формой экспорта физическими лицами». Вот только куда и для чего это золото без НДС экспортируется на частных бизнес-джетах, никому не ведомо.

И еще. В России очень остро не хватает сегодня рабочих рук. Кадровый голод повсюду. А сколько человек дополнительно требуется привлечь для обслуживания ГИИС ДМДК? А для контроля за соблюдением требований критериев по рискам? Для всего остального? И ведь еще для контроля за соблюдением всех требований штат контролеров тоже нужен.

Мы очень далеки от мысли, что есть реальная возможность убедить регулятора и контролера «ослабить вожжи». Конечно, как и положено, общественная отраслевая организация «Ассоциация «Гильдия ювелиров России» будет за это бороться. Но непростое время требует расширения и углубления диалога бизнеса с регулятором и контролером.

Мы высоко ценим возможность напрямую обсуждать «горячие вопросы» с Директором Департамента государственного регулирования отрасли ДМДК Минфина России Юлией Гончаренко, видим внимание к отрасли Руководителя Федеральной пробирной палаты Юрия Зубарева, регулярно лично проводящего вебинары. Но этого сегодня уже недостаточно. Да, Ассоциация имеет возможность в рамках проведения ОРВ и на Рабочей группе ДМДК высказывать свою позицию по уже подготовленным в Минфине документам. А нужно – чтобы была возможность обсуждения этих документов заранее, до их помещения на ОРВ. Чтобы была возможность у бизнеса и его отраслевых общественных организаций спорить и доказывать свою точку зрения на самом начальном этапе подготовки НПА. Это совсем не то же самое, что участвовать в вебинарах, выглядящих как урок в школе, где учитель, пусть и в доброжелательной форме, но только учит, не спрашивая точки зрения учеников.

Уверены – такая открытость подготовки отраслевых документов пошла бы всем на пользу!

Источник: ЮвелирИнфо